Новости

К чему приведёт открытие рынка земли на Украине?

Верховная рада Украины приняла в первом чтении законопроект, разрешающий продажу земли сельхозназначения.

Сельское хозяйство — главная гордость Украины, одна из государствообразующих сфер деятельности. Так что ярость дебатов сторонников и противников отмены моратория на продажу земли, введенного еще при Леониде Кучме, понятна. Сами результаты голосования: за разрешение продавать украинский чернозем проголосовали лишь члены фракции партии Владимира Зеленского «Слуга народа» да несколько внефракционных депутатов. Ни одна из других политсил, входящих в нынешний созыв парламента, не отдала за это ни одного голоса. 

Много земли — мало денег

Мораторий на продажу земель сельхозназначения был введен на Украине в 2001 году — за два года до того, как аналогичный мораторий был отменен в России. Идея заключалась в том, чтобы защитить украинские сельхозугодья, переходящие к бывшим членам колхозов, от хаотической распродажи и концентрации в руках крупнейших олигархических группировок.

Предполагалось, что после стабилизации экономической ситуации и принятия ряда законов, защищающих интересы мелких собственников земли, мораторий отменят. Как видно, процесс несколько затянулся.

За прошедшие с тех пор 18 лет на Украине сформировался специфический уклад сельскохозяйственной сферы, который теперь, весьма вероятно, окажется перевернут с ног на голову.

Большая часть, три четверти из 44 млн гектаров украинских земель сельскохозяйственного назначения, находится в частной собственности — в основном у бывших колхозников и их наследников, каждый из которых владеет в среднем 4–5 гектарами земли. По официальной статистике, половина этих «господарей», хозяев, обрабатывают свои земельные паи самостоятельно, еще примерно половина сдает землю более крупным предприятиям. Неофициально доля сдаваемой в аренду земли, скорее всего, еще выше: в данной отрасли, как и везде на Украине, процветает теневая экономика, и зачастую по документам самостоятельно обрабатывающие землю крестьяне на самом деле тоже сдают ее, просто делают это на основании чуть ли не устных договоренностей. Вероятно, до 80 процентов украинских сельхозугодий находится в распоряжении сельхозпредприятий. При этом около трети украинской земли сконцентрирована в руках крупных агрохолдингов, контролирующих сотни и тысячи гектаров земли.

Еще одной спецификой украинского сельского хозяйства является крайне высокий (до 80 процентов) процент распашки сельхозземель, а также доминирование в структуре аграрного производства культур с невысокой нормой добавленной стоимости на единицу гектара — зерновых, бобовых и масличных. Да, пшеница, кукуруза или горох позволяют добиться максимальной отдачи на единицу вложенных средств, но чистая прибыль с гектара при этом сравнительно невысока — на уровне сотен долларов. И это проблема: украинские аграрии даже в лучшие годы зарабатывают лишь порядка 15 млрд долларов США — очень мало для страны, владеющей одним из самых крупных пулов плодородных земель в Европе. Для сравнения, в России, площадь сельскохозяйственных земель которой составляет 222 млн гектаров, то есть в 5 раз больше, нежели на Украине, ежегодный доход аграриев составляет порядка 90 млрд долларов — в 6 раз больше. И это при том, что значительная часть российских сельхозугодий по качеству хуже, чем знаменитые украинские черноземы.

Доминирование высокорентабельных, но низкодоходных культур объясняется просто: хроническим безденежьем украинского села. Хотя средний размер сельского хозяйства на Украине 150 гектаров — для сравнения, в Германии этот показатель составляет 15 гектаров — выращивать что-то, кроме той же пшеницы или подсолнечника, не может себе позволить даже «середняк». А мелкий землевладелец просто не имеет ресурсов, чтобы самостоятельно обрабатывать свои поля. Он не может ни купить, ни взять в аренду трактор, сеялку, ему не на что приобрести семена и удобрения. Рассчитывать в этом смысле на помощь государства ему тоже практически не приходится: программы господдержки сельского хозяйства весьма ограничены, а главное — значительная часть выделяемых средств в итоге оседает в карманах тех же крупных фермеров. Классический пример: из 33 млн долларов США, направленных на поддержку украинских аграриев в 2018 году, около 7 млн достались холдингу «Мироновский хлебопродукт» бизнесмена Юрия Косюка.

Стоит ли удивляться, что многие бывшие колхозники предпочитают сдавать свою землю крупным агропредприятиям, причем обычно за сущие копейки: в среднем арендная плата за 1 гектар составляет около 200 долларов США в год. С другой стороны, крупные агрохолдинги ввиду самой своей специфики не могут эффективно работать в сфере организации мелкотоварных высокоприбыльных сельхозпроизводств. Это загоняет украинское село в замкнутый круг бедности, по которому оно бродит уже почти два десятилетия подряд.

Разорвать порочный круг могли бы эффективные программы господдержки малого сельского предпринимательства, в первую очередь дешевые аграрные кредиты, дотации на приобретение посевного материала и организацию инфраструктуры и тому подобное. Появись такая поддержка даже в минимальном виде, у крестьян был бы отличный стимул не сдавать сельхозугодья, а обрабатывать их своими силами. Наличие моратория на продажу земли делает это возможным: ведь землевладельцу достаточно не продлить договор аренды, чтобы снова стать полноценным хозяином.

Разрешение на свободную продажу земли, напротив, цементирует сложившиеся экономические отношения. Слишком многие паевики предпочтут получить сумму в несколько тысяч долларов США здесь и сейчас, а не довольствоваться копейками, которые получают от аренды из года в год. В итоге ожидается, что заметная часть земельного фонда, одного из главных богатств Украины, в течение ближайших лет окажется уже в полной собственности крупных и средних агропредприятий, причем в первую очередь именно крупных. В этой ситуации даже теоретическая возможность перестройки сельскохозяйственного уклада становится весьма сомнительной.

Размер имеет значение

Средние фермеры, обрабатывающие по несколько сотен гектаров арендной земли, считаются той категорией людей, которая сильнее всего пострадает от открытия рынка ее свободной продажи. Зарабатывая по несколько тысяч, в лучшем случае — десятков тысяч долларов в год, эта категория предпринимателей попросту не обладает достаточными объемами денежных средств, чтобы в короткие сроки выкупить находящиеся у них в аренде паи — на это нужны суммы по крайней мере в сотни тысяч долларов. В отличие от них, крупные агрохолдинги имеют куда больше свободных средств, а главное — имеют возможность доступа к зарубежным кредитным рынкам, где стоимость заемных средств может быть на порядок ниже ставок, которые действуют на Украине.

Источник изображения: Коммерсантъ

Именно средние фермеры сегодня являются основным двигателем протеста против продажи земли: это они проводили масштабные митинги в преддверии голосования за законопроект. Людей можно понять: они оказываются перед лицом тотального разорения и вообще вытеснения из своего бизнеса. Поэтому в 15 областях Украины и прошли акции протеста, в которых приняли участие тысячи аграриев.

«Мы обращаемся к президенту, чтобы прояснить вопрос о владельцах украинских компаний, к парламенту. И обращаемся к украинскому народу, потому что вопрос украинской земли касается каждого»,— взывал один из организаторов, председатель Всеукраинского аграрного союза Андрей Дикун.

Стремясь быть услышанными, аграрии даже перекрывали дороги: движение блокировали в Винницкой, Львовской, Тернопольской, Запорожской, Одесской, Николаевской и других областях.

«Мы два месяца говорили со всеми: премьер-министром, министром, представителями всех правительственных ветвей власти — и просили, чтобы они прислушались. Продажа земли, которую они хотят ввести, она направлена на олигархов и самое страшное — для иностранцев. У Украины нет денег, и украинцы не смогут купить земли, которые хотят выставить на продажу»,— заявил член Всеукраинского аграрного совета Валерий Колуша.

Нет сомнений: перед вторым чтением земельного законопроекта протесты приобретут еще более ожесточенный характер. Призывы к недопустимости раздела украинской земли между немногочисленными, но влиятельными агропромышленными группировками традиционно находят широкую поддержку в широких кругах населения. Картина, в которой экономические феодалы подгребают под себя все новые и новые сферы экономики, возмущает даже далеких от сельского хозяйства граждан. Именно поэтому более половины украинцев не поддерживает сегодня отмену моратория на продажу земли.

«Агрооптимисты»

У команды Владимира Зеленского и других сторонников отмены моратория — свои аргументы. На эмоциональном уровне это разговоры «об отмене экономического рабства» — искусственных ограничений, мешающих владельцам паев вольно распоряжаться своим имуществом. Это мнение отчасти разделяют и сами мелкие землевладельцы — ведь у многих действительно будет возможность получить реальные деньги за почти бесполезные в нынешних условиях хозяйствования земли.

Еще один аргумент: открытие рынка земли почти наверняка приведет к увеличению ставок арендной платы: мол, предприниматели будут заинтересованы в повышении арендных платежей, чтобы предложения земельных скупщиков не казались такими уж соблазнительными.

Кроме того, утверждают оптимисты, открытие рынка земли неизбежно приведет к инъекции в украинскую экономику денежных средств. По их расчетам, в течение короткого времени после открытия рынка земли украинские селяне аккумулируют в своих руках сотни миллионов, а то и миллиарды долларов, которые затем наполнят потребительский рынок и укрепят казну налогами. Позитивный эффект от открытия продажи земли оценивают в 3–5 процентов ВВП, а это величина, с которой стоит считаться, убеждают они. Скептики, правда, возражают: положительный эффект будет временным и неоднозначным (вброс необеспеченных экономическим ростом денежных масс на рынок чреват скачком инфляции), а вот негативные последствия — долговременными и непреодолимыми…

Как бы там ни было, у открытия рынка земли на Украине имеется мощная группа поддержки, состоящая как из внутриукраинских, так и, что немаловажно, из зарубежных игроков. По понятным причинам крайне заинтересованы в этом крупные агрохолдинги. К примеру, в 2017 году, еще при Порошенко, законопроекты об открытии рынка земли вносили лоббисты интересов таких агрохолдингов, как «Кернел» Андрея Веревского и «Нибулон» Алексея Вадатурского — для понимания, два этих предприятия в сумме контролируют порядка миллиона гектаров земли. К слову, тогда, в 2017–2018 годах, президент Петр Порошенко, чья партия сегодня выступает против продажи земель, в целом сочувственно относился к таким инициативам.

«Если фермер желает купить за справедливую цену 100–200 гектаров и быть конкурентоспособным, почему мы уничтожаем эту возможность абсолютно бессмысленным запретом? — вопрошал тогда Порошенко.— Собственники земельных паев страдают, советы и громады страдают, наживаются на действующей ситуации только аферисты и спекулянты, а мы, закрывая глаза, занимаем страусиную позицию и делаем вид, что ничего не происходит».

Правда, в итоге Порошенко так и не решился провести земельную реформу, опасаясь гнева тех же средних фермеров. Сегодня же он и вовсе перешел в ряды противников продажи земли — вот уж воистину точка зрения зависит от точки сидения.

Не менее, а возможно, и более влиятельными сторонниками продажи земли являются «западные друзья» Украины, не в последнюю очередь — Международный валютный фонд. А в окружении Владимира Зеленского крайне сильно влияние лиц, «завязанных» на ориентированные на западные структуры грантовые организации (премьер-министр Алексей Гончарук, к примеру, является выходцем из одной из них). Такое положение вещей дает дополнительные аргументы противникам земельных новаций: они обвиняют Зеленского и его команду в том, что решение о снятии моратория пролоббировано именно зарубежными структурами, а вовсе не заботой о благе граждан Украины.

Аргумент серьезный, но что с того? Ведь следует признать: Украина и в самом деле не может в настоящее время игнорировать «настойчивые рекомендации» с Запада. Сложное финансовое положение, отягощенное огромными как внешними (перед тем же МВФ), так и внутренними (по облигациям внутреннего государственного займа) долгами, буквально вынуждает правительство чуть ли не заглядывать в рот «иностранным друзьям». И это не является уникальным явлением для «эпохи Зеленского»: при том же Порошенко правительство не единожды шло на непопулярные и крайне спорные в экономическом плане решения, продиктованные из-за рубежа. В этом смысле история с продажей земли, увы, не является для Украины чем-то уникальным.

Земля преткновения

Хотя президент Владимир Зеленский уже записал прочувствованное видео, в котором поблагодарил народных избранников за «избавление украинцев от экономического рабства», борьбу вокруг рынка продажи земли не стоит считать завершенной. Законопроекту, снимающему мораторий, предстоит пройти еще второе чтение, и этот процесс вряд ли будет простым и безболезненным. Уже очевидно: конкуренты «Слуги народа» будут активно зарабатывать политические очки на теме земельного вопроса и почти наверняка попытаются канализировать существующее в обществе недовольство. Так что можно ожидать и более ярких акций протеста, и ужесточения риторики как в кабинетах и телеэфирах, так и на улицах и площадях.

Не все так однозначно и внутри партии «Слуга народа» — структуры весьма неоднородной и фрагментированной. За отмену моратория будет до конца выступать та часть политсилы, которая ориентирована на западные грантовые структуры. Судя по видео Зеленского, это можно сказать и о группе, состоящей из старых соратников и единомышленников самого Владимира Александровича. А вот позиция еще одной влиятельной группы во фракции, связанной с Игорем Коломойским, не столь очевидна. Днепропетровский олигарх, вопреки сложившемуся в России мнению, вовсе не «серый кардинал» Украины, а всего лишь лидер одной из групп влияния в окружении Зеленского. У него нет специфических интересов в земельной сфере, зато имеется ярко выраженный конфликт с «грантоедской» командой в парламенте и правительстве. Причем конфликт этот, начавшийся еще в конце лета, к ноябрю приобрел масштабы настоящей войны. В данный момент «по очкам» Коломойский определенно проигрывает, но он не тот человек, который легко смиряется с поражением...

Источник: Коммерсантъ

  • Поделиться:



← Вернуться назад